Вариации на тему Паганини. К 100-летию со дня рождения П.И. Нечепоренко

Нечепоренко П.И.

В последний день августа ровно 100 лет назад на Украине, входившей тогда в состав могучей державы — Российской империи, в городе Чигирине (ныне Черкасская область) на свет появился человек, которого до сих пор называют «непревзойдённым Паганини балалайки». Имя его — Павел Иванович Нечепоренко.

Роль этого прославленного музыканта в развитии академического исполнительства на русском народном инструменте трудно переоценить. Если В.В. Андреева можно назвать воссоздателем балалайки, то Нечепоренко по праву считается создателем профессиональной школы игры на ней. Именно он утвердил на эстраде балалайку как сольный концертный инструмент, обогатил её выразительные возможности новыми приёмами игры, доказал скептикам, что на этом инструменте можно исполнять музыку любых жанров и стилей, любых эпох и направлений. В его умелых руках балалайка звучала одинаково убедительно и при исполнении обработок русских и украинских народных мелодий и в переложениях классической музыки.

«Павел Нечепоренко является замечательным музыкантом, блистательным виртуозом в игре на балалайке, чудесном инструменте, пропаганде которого он служит с таким рвением и с такой же великой верой, как это делали его предшественники В.В. Андреев, Б.С. Трояновский, Н.П. Осипов. Безупречный художественный вкус, глубокая принципиальность в отборе репертуара, настоящий артистический темперамент ставят его в первый ряд прославленных советских исполнителей-инструменталистов» — писал о нём Давид Ойстрах.

К сожалению, советского и российского виртуоза-балалаечника, народного артиста СССР, лауреата Сталинской премии 1952 года П.И. Нечепоренко, мало знают на родине. Его помнят иностранцы по гастролям в Канаде, Австралии, Франции, Норвегии, Германии, Швеции, Дании, Японии, Тунисе и других странах, но в России мало кто даже среди музыкантов может вспомнить имя Нечепоренко.

Детство Павла Ивановича проходило в те годы, когда ещё не было столь мощного развития звукозаписывающей аппаратуры и музыкальные впечатления можно было получить в основном только при прослушивании «живого» исполнения музыкантов или при домашнем музицировании. Но, как вспоминал музыкант, в те годы «музыка звучала со всех сторон. Голоса гармошек, балалаек, гитар, мандолин переплетались по вечерам со звоном цикад и песнями украинскими и русскими. Весёлые и задумчивые, они текли по улицам городка, заполняя собой всё вокруг, проникая в каждый дом, в душу каждого человека».

Отец Павла, Иван Игнатьевич, моряк по профессии, был первым в городе гармонистом, играл на мандолине, гитаре, балалайке. Он рано начал приобщать своих детей к музыкальному искусству. Старшему сыну он купил мандолину, дочерям по гитаре, а Павлу досталась балалайка. Таким образом, собрался семейный ансамбль в репертуаре которого были украинские и русские народные песни, популярные польки и марши.

В 1927 году семья переехала в Керчь. В этом городе Нечепоренко познакомился с А.А. Николенко, руководителем народного оркестра при керченском Клубе совторгслужащих. Он стал для юного музыканта первым учителем балалайки, открыл суть этого замечательного инструмента, его своеобразие, дал понять, что балалайка — вполне самостоятельный инструмент, который не требует дополнительной мелодической поддержки и способен выразить всю гамму чувств своими средствами.

В Керчи Нечепоренко впервые услышал симфонический и духовой оркестры, побывал в театре. Здесь же он впервые после успешного показа своего мастерства на городском фестивале художественной самодеятельности в 1932 году выступил по приглашению администрации городского парка в концерте как профессиональный артист-балалаечник.

С 1932 по 1934 годы он по настоянию родителей учился в Школе морского ученичества, получив профессию машиниста паровых машин. Но его тянула к себе музыка. А балалайка была с ним даже на практике, проходившей в море. Поэтому ничего удивительного, что окончив морскую школу он тотчас поехал в Ленинград поступать в Центральный музыкальный техникум (ныне — музыкальный колледж им. М.П. Мусоргского).

Годы учёбы в этом учебном заведении запомнились музыканту как годы неустанного труда, кропотливой, вдумчивой работы над исполнительской техникой. По воспоминаниям балалаечника, товарищи по техникуму даже подшучивали над ним: «Кто лучший друг Нечепоренко? Балалайка!». Стремление к совершенству поддерживал в нём и педагог по специальности — В.И. Домбровский. Под руководством учителя молодой балалаечник создаёт переложения композиторов-классиков, которые в дальнейшем прочно вошли в репертуар не только их создателя, но и многих балалаечников нашей страны.

В 1936 году Павел Нечепоренко становится артистом Ленинградской государственной эстрады. И в этом же году состоялось его знакомство с прославленным балалаечником, тогда уже всемирно признанным артистом Б.С. Трояновским. Их творческое содружество продлилось недолго, но было весьма плодотворным. Так, благодаря общению с Трояновским, Нечепоренко создал своё знаменитое переложение «Полёта шмеля» Н.А. Римского-Корсакова.

Год 1939 принёс в жизнь музыканта много приятных неожиданностей. В этом году он успешно окончил музыкальный техникум и поступил на дирижерский-исполнительское отделение Ленинградской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова. В этом же году Нечепоренко принял участие во Всесоюзном смотре исполнителей на народных инструментах в Москве, став лауреатом и разделив первую премию с известным балалаечником Н.П. Осиповым. Благодаря этой победе Нечепоренко открылись широкие перспективы. Он много и с большим успехом гастролировал в разных концах Советского Союза как солист-балалаечник Ленконцерта, выступал на радио.

Всё изменила война… Во время войны оружием Павла Нечепоренко стала музыка. В составе концертной бригады он выступал на линии фронта, которая проходила по окраине блокадного Ленинграда. Выступления балалаечника, также как и выступления других музыкантов, поддерживали веру в победу над врагом у жителей города, которые продолжали мужественно трудиться под бомбёжками и артобстрелами гитлеровцев на заводах и фабриках.

Нечепоренко вывезли с горловым кровотечением из осаждённого Ленинграда в марте 1942 года. После нескольких месяцев, проведённых в госпитале, он был командирован на Северный фронт. Концерты проходили на самой линии фронта в тридцатиградусный мороз, часто под обстрелом врага. За эти «северные гастроли» в декабре 1942 года П.И. Нечепоренко был награждён медалью «За боевые заслуги».

В 1944 году музыканта направили в ансамбль Балтийского флота руководителем оркестра. За годы Великой Отечественной войны он был награждён орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией». В 1985 году он был также награждён орденом Отечественной воны.

Демобилизовавшись из армии в 1946 году в звании капитана, он вернулся в консерваторию, которую с отличием окончил через три года по двум специальностям — как дирижёр хора и как руководитель оркестра русских народных инструментов. После выпуска из консерватории Нечепоренко принял приглашение стать художественным руководителем Оркестра имени В. В. Андреева. Однако требовательный, активный и высокопрофессиональный руководитель пришёлся по нраву не всем оркестрантам.

По распоряжению Министерства культуры в 1951 году дирижёра Нечепоренко перевели в Москву заместителем художественного руководителя оркестра народных инструментов им. Н.П. Осипова. Однако через год перед ним встал вопрос выбора: либо дирижирование, либо игра на балалайке. Нечепоренко выбрал балалайку и стал солистом Госконцерта.

Начинаются гастроли за рубежом. За тридцать с лишним лет Павел Иванович объездил почти всю Европу, неоднократно побывал на Американском континенте, в Африке, Австралии, Новой Зеландии, Японии. Поначалу балалайка представлялась иностранным слушателям допотопным инструментом, способным лишь к примитивному бренчанию. Вот как сам маэстро вспоминал о том, как его встречали за границей: «Публика ждала от балалайки непритязательных наигрышей, а услышав виртуозные пассажи, прекрасные мелодии, разнообразную музыку, не могла сдержать своего восторга. Как в сказке Андерсена, когда гадкий утёнок превращается в прекрасного лебедя, балалайка в глазах иностранцев превращалась в инструмент, наделённый своим неповторимым звучанием, богатый разнообразными приёмами звукоизвлечения и штрихами, техничный и глубоко национальный».

О сути новаторства Нечепоренко в балалаечном исполнительстве очень точно писала музыковед М.И. Шинкарёва: «Нечепоренко идёт по пути максимального раскрытия технического потенциала балалайки. Это стремление находит выражение в развитии техники двойных нот и аккордов, в совершенствовании аппликатуры, в применении гитарного приёма. Кроме того, он значительно расширяет диапазон инструмента, широко используя верхний регистр балалайки».

В процессе исполнительства на балалайке в репертуаре маэстро Нечепоренко появлялись различные обработки и транскрипции, а также собственные сочинения, вошедшие в дальнейшем в золотой фонд балалаечной литературы: «От села до села», «Час, да по часу», «Вариации на тему Паганини». Об истории создания последнего произведения, которое считается «энциклопедией балалаечной игры» Нечепоренко рассказывал особенно подробно: «Я очень любил тему Каприса №24 и постоянно играл её на балалайке. В процессе импровизаций появились отдельные её варианты (я пытался играть её различными известными мне приёмами). Однажды в Варшаве в студии звукозаписи на радио я разыгрывался перед записью, повторяя любимую тему и вариации на неё. Ко мне подошёл звукорежиссёр и предложил записать мои вариации. Я, конечно, отказался, ответив, что это лишь импровизации, а не готовое произведение. Тогда-то и появилась мысль связать воедино разрозненные части, что я и сделал впоследствии».

С 1959 по 2004 годы П.И. Нечепоренко — преподаватель (с 1976 года — профессор) Государственного музыкального педагогического института имени Гнесиных. За эти годы им подготовлено свыше полусотни высококвалифицированных балалаечников — исполнителей и преподавателей. Среди них такие выдающиеся музыканты, как: А. Данилов, В. Зажигин, В. А. Ельчик, А. Марчаковский, В. Болдырев, В. Гребенников, А. Горбачев.

Великого балалаечника, дирижёра и педагога не стало 27 марта 2009 года. Похоронен он на Николо-Архангельском кладбище. Каждый год верные ученики и почитатели приносят на могилу этого замечательного музыканта букеты цветов и вспоминают стихи Н. Заболоцкого, которые профессор П.И. Нечепоренко любил цитировать и которые будто бы о нём написаны:

«Не позволяй душе лениться!

Чтоб воду в ступе не толочь,

Душа обязана трудиться

И день и ночь, и день и ночь!».

Данная статья опубликована в газете «Советская Россия» №92 (14334) от 25.08.2016

СР - Голос народа от 25.08.2016 г. Вар.на т. П

 

 

4 Comments

  1. MichMoroz

    Как мало мы знаем собственных «платонов» и невтонов»! В искусстве тоже. Поэтому спасибо автору за вдохновенный рассказ о нашем русском гении, которого мы мало знали.

    А ведь сколько еще перед нами «открытий чудных»!

    Reply
  2. Васса

    К сожалению, я ничего не знала о Павле Ивановиче Нечипоренко, хотя с детсва люблю оркестры русских народнывх инструментов. Люблю их светлое серебристое звучание,обожаю чувство радужной радости и душевной нежности, которые дарят слушателю отдельные инструменты и оркестр в целом.

    А помнит ли кто сейчас знаменитого балалаечника Михаила Рожкова, балалайка которого звучала во многих советских кинофильмах? Например, в фильме «А зори здесь тихие»?!

    Reply
  3. Пушкинец

    Одно дело — читать о великом балалаечнике, и совершенно другое — его послушать. На https://www.youtube.com/watch?v=RDr1zEscwyc Павел Иванович Нечепоренко даёт мастер-класс игры на балалайке.

    Reply
  4. Samarin_Ivan

    Согласен с «Пушкинец» — слушать Павла Нечепоренко, чтобы понять, что такое настоящая балалайка, очень даже надо! Но прочитать о П.И. Нечепоренко тоже было очень интересно. Коллекция записей Павла Ивановича Нечепоренко, великого балалаечника, в формате mp3 см. тут: http://balalaika.org.ru/audio.htm

    Reply

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *